WELCOME TO MY LIFE!
Ваш аккаунт
post Главная страница
Сайт создан: 16 июля 2007
секреты вконтакте.ру секреты вконтакте.ру



Российский фонд помощи

Рейтинг блогов

Рейтинг блогов

Рейтинг блогов

Самое смешное и интересное со всего интернета!

Накануне выпускного в Парке Горького появилась табличка с шикарным переводом

Название парка Горького перевели как «Park bitter».

via



картинки про Разное: Смешные картинки с подписями



Платье "для проветривания" - носится без белья

28-летняя американская модель и актриса Карла Хау (Carla Howe) прогуливается в Лондоне в "дырчатом" платьюшке, позабыв надеть бельишко. Наверное, с водой в Лондоне совсем туго, раз приходится проветривать вместо мытья! ))

5 фото via



анекдоты про Мужа и жену:

- Фима, как тебе не стыдно?! Софа тебя любит, а ты её бесишь!!



Сегодня Windows 98 отмечает своё 20-летие!

Популярная операционная система отмечает день рождения.

25 июня 1998 года была представлена операционная система Windows 98. По своей сути, она представляла обновленную версию Windows 95 и была основана на MS-DOS 7.1. В сравнении с "девяносто пятой виндой" были доведены до ума некоторые функции: появилась поддержка шины AGP и работы с несколькими мониторами, а также стало возможным отправлять компьютер в спящий режим, а кроме того добавился Windows Update, который позволял скачивать обновления системы и приложений прямо из интернета. Для веб-серфинга в систему сразу устанавливался браузер Internet Explorer 4.

Для установки Windows 98 требовался персональный компьютер с процессором уровня 486DX с частотой 66 МГц или лучше, 16 Мбайт оперативной памяти и не меньше 195 Мбайт свободного дискового пространства. Интересно, что во время первой презентации продукта, проходящего в прямом эфире на телеканале CNN, у компьютера под управлением Windows 98 случилась фатальная ошибка, вызвавшая "синий экран смерти". Тем не менее, операционная система получила огромную популярность, а ее поддержка была прекращена лишь 11 июля 2006 года.

via



картинки про Разное: Прекрасные девушки в платьях



Адаптация к жизни. ч.10. Пять девушек и два парня

История о студенческой жизни на съемной квартире двух парней и пяти девушек.

Перекрёсток семи дорог.

Первые полквартала мы шагали молча. Я чуть впереди, а девочки отставая на пару шагов. Рой натянул поводок и рвался вперед, радуясь долгожданной прогулке. Было довольно прохладно, но ветер стих, и в целом погода была терпимой, главное, что без дождя. Неожиданно Вера подхватила Настю под руку и, догнав меня, зашагала рядом:
- Куда ты ведешь нас, Сусанин Иван, - с улыбкой пропела она и добавила. – Мы разве не должны спокойно прогуливаться?
- Рой, ко мне, рядом, – рявкнул я, усмиряя порыв пса.
Тот нехотя ослабил поводок и пошел рядом с левой ногой. Теперь наша процессия колоритно перегородила всю ширину тротуара.
- Так гораздо лучше, - сказала Вера. - После последних дней я к физкультуре не расположена.
- Я тоже очень устала и переволновалась, - призналась Настя. – Прошлой ночью долго не могла заснуть, переживала, как вы там.
- Все хорошо, что хорошо кончается, – уверенно заявила Вера. – А куда мы идем?
- Я проведу вас по обычному своему маршруту долгих ночных прогулок, – ответил я. – В последних классах школы я мечтал, что проведу по нему свою девушку. Буду читать стихи и целовать её под луной.
- Ну, можешь поставить галочку, план пятилетки ты успешно перевыполнил, девушек сразу две, – хихикнула Вера. – Только давай без стихов. Как-то я после всего к романтике не расположена. Тем более, что луны нет. Расскажи лучше что-нибудь интересное, хоть бы и из своего прошлого.
- Я не знаю, что вам рассказать, - честно признался я. – Ничего особенно примечательного, мне кажется, что уже все рассказывал.
- Всё да не всё, - не отставала Вера. – Вон, про собаку забыл рассказать.
- Да как-то к слову не пришлось, - пожал плечами я. – Собака и собака, не думал, что это важно.
- Он прикольный, - сказала Настя, осторожно погладив пса по спине. – Мохнатый такой, я не знала, что овчарки такие бывают.
- Я ж говорю, на хозяина похож, - усмехнулась Вера и почесала меня за ухом.
Свернув с освещенной центральной улицы, я повел девочек по тёмному переулку с редкими фонарями. Настя заметно занервничала, а Вера продолжала шагать твердо и беззаботно.
- Вот смотрите, первая достопримечательность, - гордо заявил я, указывая на мрачное четырехэтажное задние, в темноте напоминающее замок вампира. – Школа, где я учился.
- А почему нет мемориальной таблички? – ехидно спросила Вера. – Не заработал еще? Хотя да, табличка - это мелковато. Надо, чтобы школа носила твое имя, а пред входом памятник в полный рост! Со стулом в руке, которым ты замахнулся на невидимых врагов племени!
- Какая большая школа, - удивилась Настя. – Тут, наверное, человек триста учится?
- Больше тысячи, в две смены, – важно ответил я. – Это густонаселенный район. А школа еще до войны построена, сталинская архитектура.
- Значит, именно тут ты скучал на уроках и мечтал о тугих попках одноклассниц, которые ты будешь мять во время долгих ночных прогулок? – продолжила прикалываться Вера.
- Не только об этом, - признался я. – На скучных уроках я писал стихи и мечтал как стану великим поэтом, и уж тогда «ОНА» поймёт, кого она упускает.
- Вот опять ты всё к стихам сводишь, - надулась Вера. – Прикинь, не всем девушкам они интересны. Крутой накачанный парень, особенно который может по морде дать любому, по-моему, гораздо круче. Особенно в школьные годы. Да и сейчас полезно иногда.
- А я вот не соглашусь, - вступила Настя. – Лучше пусть парень умный будет, а сила второстепенна уже. Силой денег много не заработаешь, а зачем тебе нищий качок?
- Ох, какая ты тихоня, меркантильная, всё бы тебе деньгами мерить, - язвительно отозвалась Вера.
- Это просто трезвый взгляд в будущее, – не сдавалась Настя. – Умный парень сможет любить тебя не только за красоту, а значит, не уйдет к более молодой, когда твоя красота станет увядать.
- Ой, какие наивные мечты, - улыбнулась Вера. – Раскрою тебе одну тайну: мужчины все одинаковые, они всегда будут уходить к молодым и красивым, ум тут ни при чём. Возьми биографии разных гениальных мужчин. Почти все были женаты не один раз, а каждая следующая жена была моложе предыдущей. А уж про любовниц я вообще не говорю. Очень редко кто был однолюбом, это, скорее, исключения. Так что, если хочешь быть замужем за умным, будь готова, что он тебя бросит.
Настя недовольно сжала губы, и я решил вмешаться:
- Пожалуйста, не ссорьтесь. Давайте сменим тему.
- Хорошо, - кивнула Вера. – Расскажи тогда о своих школьных мечтах. Вот прямо подробно в последнем классе, как ты представлял свою будущую жизнь? Какие планы строил и что делал для их реализации?
- Прямо допрос какой-то. Тебе по хронологии или только последние?
- Давай по итогу, - сказала Вера. – Нечего растекаться лужей соплей. По состоянию на одиннадцатый класс, будь любезен.
- Ну, хорошо, попробую, - ответил я. – Короче, в одиннадцатом классе я уже решил поступать на ветеринара, был влюблен в самую красивую одноклассницу, без малейшего шанса на взаимность. Написал тогда ей целую поэму мистическую про неё, «Ночь» назвал, но один фиг не помогло. Зато она все-таки была поражена.
- Блин, опять поэтические сопли, - оборвала меня Вера. – Можешь не стараться, мы с Настей и так в тебя влюблены, давай к делу.
Настя засмеялась после последней фразы, а я почувствовал себя неуютно, как-то слишком буднично. Вера отзывалась о моих мечтах и возвышенных чувствах. Вроде бы, когда я читал Бродского, ей всё нравилось, а теперь какое-то прямо отвращение к поэзии.
Вера заметила мое замешательство и, резко приобняв за шею, игриво куснула мое ухо. Рой резко остановился и оскалился, видимо приняв этот жест за нападение на хозяина. Я дернул поводок короче к ноге и произнес:
- Фу, Рой, спокойно, свои. Ну, в общем, если о конкретных планах, то я хотел отучиться, пойти поработать в какую-нибудь ветклинику, потом набраться опыта и открыть свою. Где-то в процессе жениться на Лене, той однокласснице, детей родить… трёх или четырёх. Дом ещё свой построить, машину там, все дела.
- Банально, как банально, - вздохнула Вера. – Ты, по-моему, это уже как-то рассказывал, может, и не один раз. Что там было про великого поэта? Эта мечта хоть пооригинальнее!
- Ну, я еще на рубеже восьмого-девятого классов выиграл несколько поэтических конкурсов, - признался я. – Ну и решил, что я крут и весь из себя поэт, стал стихи свои тулить везде и всем. Думал, потом буду книжки издавать, в залах выступать и вообще.
- Понятно, - кивнула Вера. – Тщеславие - это хорошо. Это двигатель развития.
- О, вспомнил, была еще одна мечта, – сказал я. – Вывести новую породу собак. Не очень крупную, для квартиры. Но чтобы главная функция была защита человека. Такой своеобразный спутник-телохранитель.
- Вот это уже хорошо, - обрадовалась Вера. – И амбициозно, и реализуемо. Опять же, имя своё можно увековечить. Яр-терьер! Звучит, а? Если что, патентуй название, дарю! Настя, а ты там не спишь на ходу? Ты о чём мечтала в последнем классе школы?
- Ты скажешь, что мои мечты обычные, - отозвалась Настя. – Мечтала о доме, семье, работе интересной. Например, в лаборатории, всякие там анализы продуктов делать. Чтобы муж заботливый был, на море, там, ездить. Я на море никогда не была, но очень хотела его нарисовать. Вроде бы всё.
- А желания стать великой художницей не было? – продолжала наседать Вера.
Настя отрицательно покачала головой. Мы, между тем, вышли из переулка и двинулись по тропинке через широкий пустырь. Вера огляделась по сторонам и спросила:
- Ты точно решил нас куда-то в самые дебри завести. Слава Сусанина покоя не даёт?
- Это просто короткая дорога, - успокоил я. – Дальше опять цивилизация будет, а там и вообще в центр выйдем.
- Ну, смотри, а то если у тебя похабные мысли, то давай лучше здесь, чего далеко ходить, - усмехнулась Вера. - А что это за странные заборы слева и справа? Вроде как промзона, но освещено всё как днем.
- Слева трамвайный парк, мы его меж собой «пиздюлятник» называли, потому как там, если кого поймают, то навешают от души. Наши самые отчаянные пацаны туда за медью лазили. А еще за пластиковыми трамвайными седушками. Из них стулья делали, а ещё самодельные карты, машинки в смысле, на больших подшипниках вместо колес.
- Ого, я думала ты у нас домашний пай-мальчик, а ты, оказывается, с района пацан, с богатым криминальным прошлым, - усмехнулась Вера, хлопая меня по плечу. – Почему раньше не рассказывал?
- Ну, это всё класса до третьего было, да и то я бегал плохо, только на шухере стоял. Меня брали, потому что голос громкий. Как заору, слышно далеко и все убежать успевают. Потом уже, класса с пятого, я увлекся серьезно книгами, стал меньше гулять, отдалился от всех, ну вот и стал тем, кем стал.
- А справа тогда что? – спросила Вера, словно пропустив мое признание мимо ушей.
- А это пункт гидрометеостанции. Вон, видишь, там вертушки крутятся, ветер меряют, а вон дальше антенны всякие. Мы сюда ходили смотреть, как они воздушные шары-зонды в атмосферу запускают, очень прикольно.
- Да, интересно, - сказала Настя. – Вера, а ты о чем мечтала? Какие планы строила на будущее?
- Моя мечта уже сбылась, - воскликнула Вера и обняла разом меня и Настю. – Я о вас мечтала, мои хорошие! А планов много, целая куча, прямо целая куча. Может, лавочку найдём и попробуем записать? Настя, у тебя же по-любому в сумочке и блокнот и ручка найдется, я тебя знаю. Пошли к цивилизации и передохнём заодно!
Настя кивнула, а я свернул с пустыря в очередной переулок, попетляв по которому, мы снова вышли на прилично освещенную улицу.
- О, тут даже урны есть, - заметила Вера. – Отлично, точно цивилизация, значит, и лавочки тоже будут, а может, чем чёрт не шутит, и круглосуточный магазин.
- Я бы водички какой-нибудь купила, что-то пить хочется, - присоединилась Настя. – Давай найдем ларёк.
Примерно через квартал мы свернули к рыночной площади, где перед двухсотлетним зданием торговых рядов светилась пара маленьких круглосуточных ларьков. Но внимание привлекла огромная трехметровая фигура, стоящая на краю площади.
- Ого, вот это неожиданность, - воскликнула Вера. – Неужели ему, правда, тут памятник поставили?
- Ну, видишь же, стоит,- отмахнулся я. – Давно уже. Я, сколько себя помню, он тут стоит. Я когда маленький был, почему-то считал, что это Железный Дровосек. Видимо потому, что памятник железный.
Мы остановились у памятника, и Рой бесцеремонно поднял лапу, описав героя. Вера подошла к монументу и прикоснулась к железному колену.
- Это один из моих любимых героев, – сказала она. – Бунтарь и боец, бесстрашный и непобедимый. И целеустремленный. Идеал просто, жаль, фотоаппарата нет, я бы с ним сфоткалась. Необычный памятник, редко такой увидишь.
- Может быть, вообще уникальный, - добавила Настя. – Такой авангардный, или даже модерновый, я в скульптурах не очень разбираюсь, но точно необычный.
- Самое главное узнаваемый, ни с кем его не спутаешь, - сказала Вера. – Ладно, пошли в ларек.
В ларьке Вера купила бутылку культовой сладкой газировки, чипсы и, внезапно, красное крепленое вино.
- Это для согрева и вдохновения, - ответила она на мой вопросительный взгляд. – Не бойся, твоя мама ничего не заметит, а сам, если не хочешь, можешь не пить.
- Ну, спасибо, что разрешила, - хмыкнул я. – пошли, тут моя любимая лавочка неподалеку.
Мы прошли мимо базарной площади и свернули в старый парк. Пройдя по боковой аллее, я остановился на небольшом пятачке под фонарём, где стояла лавочка со спинкой.
- Вот моё любимое место. Прямо как в песне, перекрёсток семи дорог.
В этой части парка, действительно, от перекрёстка двух асфальтированных аллей разбегались три тропинки, протоптанные собачниками, таким образом, путей было ровно семь.
- Я помню, ещё фильм был такой, мне нравился, – сказала Настя.
- Да, мне тоже, – сказал я. – Давайте тут сядем, здесь и выпить можно, менты здесь редко шарятся.
- Отлично, - обрадовалась Вера и плюхнулась на лавочку. – Ярик, есть ключ длинный? Пробку в бутылку пропихнуть. Насть, доставай блокнот, будем планы строить! Вообще, очень символично, нас сейчас семь человек в племени, и дорог тут семь сходится. Короче, счастливое число!
После нескольких попыток, я сумел протолкнуть пробку в бутылку, а Настя разыскала блокнот в своей сумочке. Вера в это время чухала уши Ройчику, который уложил морду ей на колени и довольный молотил хвостом, выражая крайний восторг.
- Готово, - провозгласил я, подавая Вере бутылку.
Та кивнула и, сделав большой глоток, принялась излагать свой план:
- Первое, что нам нужно, так это отучиться и получить профессии. Но это не значит, что этим все ограничится. Любые дополнительные знания и умения приветствуются. Например, желательно, чтобы пара человек, а лучше трое, получили права. Потом, есть всякие курсы, которые можно закончить без отрыва от учебы, это тоже всё в плюс.
- У нас на факультете есть курсы дезинфекторов и дератизаторов. – вспомнил я, тоже сделав глоток из бутылки и передавая её Насте.
- О, отлично, такие люди везде нужны, – кивнула Вера. – Кроме этого, нужно заранее накопить некоторую сумму денег, довольно большую, чтобы обеспечить нас жильем. Скорее всего, придется переехать из этой области, возможно, куда-нибудь поближе к Москве. Или вообще из страны. Нас семеро, однокомнатной квартирой не обойдешься, в идеале, как сейчас, нужен частный домик, пусть без удобств, зато с участком земли.
- Ты давно это все так продумала? - удивленно спросила Настя, отпив из бутылки совсем чуточку. – Можешь чуть помедленнее, я не успеваю.
- Нет, это чистая импровизация, - улыбнулась Вера. – Можешь всё не писать дословно, пометь пункт первый – профессии и навыки, второй - сбор денег, третий – жильё подальше от теперешних домов, ну и так далее. Так, о чём это я…
Вера сделала новый бодрый глоток и, захрустев чипсами, продолжала:
- Значит, дом с участком подальше от соседей, но не слишком далеко от большого города. Купим газельку и будем на работу ездить. А в идеале лучше на дому какую-нибудь деятельность развить. Ферму, конечно, тяжело, а вот собак разводить – вполне. Породу, конечно, быстро не выведешь, но если то, что уже есть, тоже норм. Породистые щенки - они дофига стоят, у нас в команде два ветеринара, так что справитесь!
- Можно разные породы разводить, - вклинилась Настя. – Я всегда хотела себе чау-чау.
- Хочешь, можно и Чау-чау, - милостиво разрешила Вера. – С этим мы разберемся. Тут самые проблемы потом начнутся. Когда дети появятся и начнутся разборки с государством. Наследство, там, фамилии, свидетельство о рождении и прочее. Тут, я думаю, нам надо будет несколько свадеб и разводов организовать. Чтобы, значит, я сначала за Яриком замужем была, например, а потом развелась и вышла за Витьку, а ты сначала за Витькой, а потом за Ярика. Ну и остальные потом. Как-то так, короче, там разберемся, главное, чтобы все не чужие были. Ну и детей тоже, с матерями понятно, а отцы по ситуации. Это же чистая формальность, но осторожность надо соблюдать.
- Я вот хотела спросить, - сказала Настя, - Сколько еще человек ты хочешь в племя позвать?
- Не знаю, - пожала плечами Вера, – одного-двух, не больше, мальчиков, скорее всего. Но тут надо осторожно выбирать. Я бы вообще позвала кого помоложе, чтобы и чуть воспитать сразу. Вот того Жорика. Будет он с такими родителями счастлив? Помнишь, Настя, как он у нас летом от мамки пьяной прятался? А так мы будем ему как старшие сестры, а потом и возлюбленные, почему нет?
Вера сделала большой глоток вина, а затем неожиданно обхватила голову Насти и принялась целовать в губы, пытаясь таким образом угостить её вином. Настя закашлялась от неожиданности, вино брызнуло в разные стороны, пачкая куртки, блузку и прочее.
- Эх, не романтичная ты, - рассмеялась Вера и стала вытирать Насте лицо платком. – Иногда хочется делать веселые глупости, просто так, без причин. Давайте сейчас попробуем крикнуть все вместе, кто громче: «Райское племя!» Ну, три-четыре!
- РАЙСКОЕ ПЛЕМЯ! – заорал я, что есть мочи, так, что мой пёс от неожиданности разразился громким лаем.
Настя и Вера тоже вроде бы закричали, но за моим криком их толком не было слышно. Между тем, Рой стал лаять в определенном направлении, повернувшись в сторону базарной площади. Взглянув в ту сторону, я заметил свет фонарика и предположил, что крик таки привлек внимание милицейского патруля.
- Похоже, мы тут не одни, пора уносить ноги, - бодро скомандовал я. Взял Настю за руку и помог подняться с лавочки.
Вера схватила бутылку и резко вскочила без моей помощи. Мы побежали прямо по газону в угол парка, где уже тысячу лет была дыра в ограде. Протиснувшись, я сразу направился в проходной двор, а из него бегом в боковой переулок. И только там остановился перевести дух.
- Погони нет? - тяжело дыша, спросила Вера, вглядываясь в темноту.
- Сейчас узнаем, - выдохнул я и отстегнул поводок. – Ройчик, гулять!
Я махнул рукой в сторону проходного двора, и пёс тут же бросился туда. Минут пять он бегал там, оставляя метки на деревьях, а затем вернулся по команде «ко мне».
- Всё спокойно, - сказал я – иначе бы он лай поднял.
- Умный пёсик, - сказала Вера, почесывая мохнатое собачье ухо, - Хороший мальчик, дай лапу! Вот молодец. Ну что, пошли дальше?
- Давайте возвращаться, - попросила Настя. – Я устала, а у нас завтра тяжелый день.
- Хорошо, не вопрос, пошли назад, - согласилась Вера. – Как раз допьем по дороге. Ярик, будешь?
Я кивнул, но Вера вместо того, чтобы дать мне бутылку, сама припала к горлышку и, набрав полный рот, прильнула к моим губам. Это было очень необычно и приятно, хотя из-за того, что Вера отдавала вино слишком быстро, едва не захлебнулся.
- Эх, какой ты не романтичный, а еще поэт, – улыбнулась Вера, - Надо тренироваться как-то.
Мы не спеша пошли назад, перебрасываясь фразами и шутками, но скорее лениво и нерегулярно. Я отпустил пса с поводка, и Настя развлекалась, бросая ему палку. Вера несколько раз останавливала то меня, то Настю, чтобы наградить беспричинным поцелуем, но так как вино уже кончилось, всё проходило легко и приятно.
Когда мы вернулись, мама уже собиралась спать и застелила девочкам две кровати в детской, а меня с раскладушкой выселила на кухню.
- Отодвинь от двери, чтобы в туалет можно было пройти, - напутствовала она напоследок. - Спокойной ночи, девочки, чувствуйте себя как дома!
- Большое спасибо, у вас очень уютно, – отозвалась Вера.
Устав от насыщенного дня, я быстро уснул. Где-то после часа ночи проснулся от легкого прикосновении к уху. Открыв глаза, я с трудом различил в полумраке силуэт Веры. Она схватила мое ухо двумя пальцами и, прильнув совсем близко, зашептала:
- Не шуми, одеяло на пол, раскладушку осторожно на бок и в сторону.
- Что? – не понял я.
Вера заткнула меня поцелуем, а потом зашептала.
- Я хочу секса, ты тоже, но ты попусту тратишь время. Давай быстро, тихо и осторожно.
В этот момент мне показалось, что глаза Веры светятся в темноте алыми огоньками. Я кивнул и приник к её груди затяжным поцелуем.



Глава тридцать первая.
Счастливая жизнь.

Утром я проснулся на кухне от скулежа в прихожей. На ночь там оставили пса, чтобы он не беспокоил гостей, и теперь Рой скулил, прося выпустить его во двор. Я нехотя встал и, одевшись, вышел с ним во двор. Произошедшее прошлой ночью казалось причудливым сном, особенно полуночное явление Веры. Всё произошло быстро и приятно, после чего Вера исчезла так же неожиданно, как появилась, а я остался ломать голову, куда спрятать использованный презерватив.
Вернувшись с прогулки, я застал на кухне Настю, которая уже поставила чайник и порывалась начать готовить завтрак. Следом за ней на кухне появилась мама, и они начали мило беседовать о технике акварельной живописи, словно меня вообще не было рядом. Только когда я уселся за стол, мама обратила на меня внимание и произнесла:
- Я сейчас в школу пойду, нужно готовить работы к выставке, а ты с девочками, когда из музея вернешься – обязательно их обедом накорми нормально, а не всякими перекусами. Оля вернется с гастролей только в воскресенье, так что можно будет и следующую ночь так переночевать, если хотите.
Оля, моя младшая сестра, была солисткой народного ансамбля и успешной начинающей певицей, поэтому непрерывно пропадала на разных гастролях, фестивалях и конкурсах, а её свободная кровать пришлась вчера как раз кстати. Я кивнул, соглашаясь со всей подробной маминой инструкцией, а затем встал и собрался разбудить Веру.
Это оказалось непростой задачей. Утомлённая насыщенной ночью, Вера накрыла голову подушкой и старательно не реагировала на мои прикосновения. Повышать голос или переходить к более активным действиям не хотелось, и в итоге мы завтракали втроём, а заспанная Вера появилась на кухне только спустя минут двадцать после маминого ухода.
- Который час? - вяло спросила она.
- Уже девять, - ответила Настя, – нам бы надо поторапливаться, если мы хотим успеть на рынок и за книжками.
- Как говорит наш одноглазый друг: «Не боись, все будет тоси-боси» - зевая, проговорила Вера и уселась за стол. – Без кофе я точно с места не сдвинусь.
- Думаю, мы сейчас на рынок рванем, а потом тебя на вокзал проводим, - сказал я Насте.- А за книгами можно и позже, магазины до вечера работают, это на базар лучше с утра.
- Отличный план, - одобрила Вера. – Только давай домой к тебе больше сегодня не возвращаться. Книжки купим, и ты меня тоже проводишь на автобус в посёлок.
- Хорошо, я не против.
Дорога на китайский рынок заняла довольно много времени, а блуждание по самому рынку ещё больше. В этой части города я бывал относительно редко, мы с родителями обычно выбирались сюда за одеждой раз в год, перед началом учебы в школе. Рынок, огромный как целый город, в выходной день был плотно набит людьми, и на его узких «улочках» было совсем не протолкнуться. Мы долго ходили в поисках подходящих вещей, и многие варианты были отвергнуты ввиду низкого бюджета. Перемещение по рядам осложнялись тем, что Настя крепко держала меня за руку, боясь потеряться, а Вера непрерывно убегала вперед, неожиданно куда-то сворачивала, и мы регулярно теряли её из виду. Пару раз мне даже приходилось громко окрикивать её, чтобы разыскать, и тогда Вера возвращалась с недовольным видом. Она явно находила в этой бурной и разношерстной толпе что-то привлекательное, а нам с Настей, напротив, было как-то очень неуютно. Особенно Настю смущал процесс примерки, когда, стоя на картонке за короткой занавеской, приходилось снимать брюки, чтобы померить джинсы.
- Халасо! Твоя зена очень класивая, очень идёт, халасо, бери, - разливался в комплиментах очередной узкоглазый продавец.
Если в этот момент мерила Вера, она тут же принималась торговаться, кивая на меня и жалуясь, что муж больше денег не даёт, и она эти замечательные джинсы купит только за такую маленькую сумму.
Наконец, с горем пополам, все нужные вещи были куплены и упакованы в подходящую по объёму клетчатую сумку. В ней как раз оставалось место ещё для того, чтобы засунуть туда учебники, и было решено, что Вера заберёт все вещи сразу в посёлок, а Настя, как и собиралась, поедет налегке. Когда мы добрались на вокзал и, взяв билет, пошли к автобусу, Настя остановилась и неожиданно сказала:
- Ребята, я буду скучать. За эти две недели столько всего произошло, столько всего поменялось, что прям вот слов нет. Но я одно знаю, мне очень радостно и прямо хорошо, что мы вместе. Прямо, ну, вот вообще, блин. У меня такого в жизни никогда не было, я, наверное, счастлива.
- Что значит «наверное»? – удивилась Вера. – Это и есть нормальное спокойное счастье. Всех вокруг всю жизнь учат, что они должны страдать, а когда этого не происходит, кажется, что «ВАУ» - вот оно - счастье. А ведь, когда тебе хорошо , это нормально, так и должно быть. Короче, езжай и не парься, ты уже завтра вечером к нам вернёшься.
- Да, конечно, но всё равно как-то…
- Так, ну-ка давай без слёз мне тут, тоже мне, Юнона и Авось, - строго сказала Вера, – бегом в автобус, мы даже ручкой тебе не будем махать!
Отправив Настю, мы с Верой побрели с вокзала пешком по центру города. Я тащил на плече клетчатую челночную сумку, из-за которой стрёмно было заходить в книжные супермаркеты. Я оставался на улице, а Вера заходила в магазины и возвращалась с нужными учебниками. Иногда она задерживалась внутри и смотрела какие-то журналы или иллюстрированные издания. Я наблюдал за ней через стеклянные двери и, когда она смотрела в мою сторону, укоризненно показывал на часы. Почти всё купив, мы добрались до маленьких книжных подвальчиков, где продавалась, в основном, букинистическая литература, и не было системы «супермаркета», спокойно пускали с большой сумкой. Тут уже не было журналов и красивых книжек с картинками, так что Вера «зависала» меньше, зато меня тянуло погрузиться в пыльные букинистические залежи, и уже подруга одергивала меня, указывая на часы. Неожиданно мне попался на глаза потрёпанный томик Тэффи, с полустёртой надписью «Ностальгия» на корешке, я собрал в кармане остатки мелочи и тут же его купил.
- На, держи, это тебе подарок, – сказал я Вере, вручая книгу. – Очень интересная писательница, мне кажется, вы с ней чем-то похожи.
- Хм, ознакомлюсь в дороге, всё лучше, чем ворон за окном автобуса считать, - улыбнулась Вера. – Давай чем-нибудь перекусим и двинем на вокзал, чтобы мне не слишком поздно вернуться.
- Тебе не страшно там одной ночевать? Всё-таки тётя Галя на нас злобу затаила, вдруг отчебучит что-нибудь.
- Нет, совершенно не страшно, - отмахнулась Вера. – Мне сейчас наоборот важно побыть одной, это хорошо, что вы все разъехались. Спокойный, одинокий вечер – вот то, что мне сейчас нужнее всего. Как раз вот книжку твою полистаю, а потом высплюсь спокойно, одна на кровати, как белый человек. А то я не только тебе вчера спать не давала, Настю тоже успела расшевелить, так что поспала меньше вас обоих!
Мы перекусили купленными в подземном переходе хот-догами и сели на троллейбус до автовокзала, так как уже слишком устали, чтобы снова идти пешком. На прощанье, уже стоя на подножке автобуса, Вера развернулась и легонько поцеловала меня в губы.
- Не скучай, у нас всё будет хорошо! – воскликнула она и скрылась в недрах икаруса.
Я дождался, пока автобус отправится и, помахав рукой вслед, отправился домой. Очень хотелось поехать вместе с Верой и провести вечер с ней наедине, но после её слов об одиночестве, я не рискнул этого сделать.
Я ожидал, что мама дома устроит серьёзный разговор, но на удивление ничего такого не последовало. Как-то механически соврал про посещение музея, почти не испытывая угрызений совести. В музее я был недавно, так что вполне помнил текущие особенности экспозиции, и мама ничего не заподозрила. Пообедав, я отправился в гости к дедушке, чтобы помочь с осенней обрезкой деревьев на даче, и остался у него ночевать.
Происшествия последних дней не давали мне уснуть, и я проворочался всю ночь, размышляя о будущем. На следующий день, разделавшись со своими обязанностями, я выклянчил у дедушки вина и отправился в поселок, ещё днём устав ждать встречи с соплеменниками. К моему удивлению, все кроме Лены и Насти поступили подобным же образом, и на квартире меня встретили Саша, Света, Вера и Витька. Они с энтузиазмом осваивали подарок Дениса – видеомагнитофон и телевизор, которые заняли почётное место в углу комнаты девочек.
- Гляди, какой ништяк, - радостно сообщил Витька. – Ты как раз во время, мы собрались в видеопрокат за фильмом. Ты что хочешь посмотреть?
- Мне всё равно, - устало ответил я. – Выбирайте на свой вкус.
- Мы втроем пойдем, - бодро ответил Витька. – Я, Вера и Саша. Свете тоже всё равно.
- Так пошли, чего зря болтать – вмешалась Вера. – Я хочу какую-нибудь крутую фантастику или боевик по типу терминатора.
- А я предпочла бы что-нибудь историческое, - меланхолично заметила Саша. – Или ужастик такой, чтобы прям волосы зашевелились.
- Это тебе к тёте Гале, - хохотнула Вера. – Вот кто ужас, летящий на крыльях ночи. Кстати, приходила сегодня трезвая и злая, напоминала за чистоту и порядок.
- Возможно, она теперь ищет способ нас выселить отсюда, - предположил я. – Надо быть осторожнее.
- Забей, всё будет норм, - отмахнулась Вера. – Если откровенно не косячить, она нам ничего не сделает. Ну, пошли?
Витька кивнул и вышел за Верой, а Саша последовала за ними через пару минут. Я запихнул продукты из сумки в холодильник, поставил чайник и зашел в комнату к Свете.
Та раскинулась на кровати и лениво листала журнал, один из немногих уцелевших при разгроме квартиры. Она была одета в футболку и трико, а на ногах - забавные вязаные носки розового цвета (на квартире было, в принципе, тепло, но вот по полу тянуло холодом).
- Как домой съездила? – спросил я, - усаживаясь на соседнюю кровать.
- Нормально, - отозвалась Света, отрываясь от журнала. – С родителями немного поссорилась, а в остальном хорошо. Из-за этого мы с Сашей и вернулись раньше, думали, позже к вечеру вернемся или вообще завтра утром. А у тебя как? Вера говорила, что без приключений не обошлось, а потом как?
- Да всё нормально, - ответил я. – Только вот маме врать пришлось, я никак к этому не привыкну. Всё боюсь, что догадается.
- И у меня та же фигня, – кивнула Света. – Сашке как-то проще, у неё мать только, она её мало расспрашивает. А я как домой не приеду – целый допрос с пристрастием: как, что, зачем, почему. Правда, напрягает.
С этими словами Света перевернулась на спину и откинулась на подушку. Её грудь плавно качнулась под футболкой, привлекая взгляд. Я вдруг поймал себя на мысли, что, несмотря на все произошедшие события, так до конца и не поверил Вере. Все замечательные моменты были целиком замкнуты на ней и, не вернись она сегодня из дому, через пару дней наше племя кончится само собой. Света по-прежнему привлекала меня, сейчас она выглядела особенно возбуждающей и манящей. Но по сути, ведь со времён нашего странного свидания ничего не изменилось.
- Знаешь, - неожиданно сам для себя начал я. – Мне кажется, нам надо становится ближе. Пока нас объединяет только Вера, и всё происходит как бы по её инициативе. Я боюсь, что без неё ничего не получится.
- Не поняла, что ты хочешь сказать?
Я отбросил сомнения и, склонившись к Свете, заговорил, глядя прямо в глаза:
- Я хотел предложить заняться сексом. Просто пойти сейчас во флигель, закрыться, а тут оставить записку, о том, что флигель занят.
Света задумалась на минуту, а затем ответила:
- Давай лучше завтра? У меня сейчас месячные заканчиваются, уже почти закончились, только мажется еще, не хочу тампон вынимать. Завтра нормально будет.
Она приподнялась с кровати и поцеловала в губы. Мне ничего не оставалось, как только кивнуть.
- Вот и хорошо, - улыбнулась Света, - как раз с ребятами фильм посмотрим, не бойся, всё будет хорошо.
Она снова меня поцеловала, в этот раз, обняв за плечи, и поцелуй вышел долгий и приятный. Я просто отдался возникшему где-то внутри чувству тепла и спокойствия, отбросив страх и тревогу. Мы целовались еще несколько минут, пока не закипел чайник, и я не пошел заваривать чай. Вскоре вернулись остальные и принесли кассету с новым фантастическим фильмом «Матрица».
- В прокате сказали - полный отпад! – уверенно заявила Вера. – Заваливайтесь в комнату, ща посмотрим.
Мы расселись по кроватям и приступили к просмотру. Фильм, и правда, поражал до глубины души, никакой терминатор там и рядом не стоял. Мы дружно переживали за судьбу героев и поражались красочным спецэффектам. Когда фильм завершился, Вера вскочила с кровати и восхищенно выдохнула:
- Вот это круть! Вот это я вами пыталась сказать! Нет никаких границ и правил, все ограничения только у вас в голове. Вот она, моя красная таблетка, которую я вам дала, и она сладкая на вкус. Вот, блять!
- Фильм, и правда, очень хорош, - согласился я. – Но мне кажется, автор хотел сказать что-то другое. Тут как будто переложение философии буддизма более популярным языком. Мальчик, который гнёт ложку – он же в одеянии буддийского монаха, это прямой намек.
- Ярик, блин, не придирайся к тонкостям, - возмутилась Вера. – Ты на суть посмотри. Суть в том, что если почувствуешь себя свободным, то ни стены, ни пули, ни даже сила тяжести не смогут тебя остановить! Твоя свобода внутри тебя. Вот, что этот фильм нам говорит, я считаю!
- Давайте не будем ссориться, - примирительно воскликнул Витька, обнимая Веру за талию и целуя в шею. – Я скучал по тебе, может, пойдем это…
- Трахаться? – улыбнулась Вера. – Чего стесняешься, так и скажи, тут все свои. Ярику на выходных перепало, а ты ходишь голодный. Пойдём, конечно, только чаю попьем. Во флигель, я думаю?
- Да, да – торопливо ответил Витька и ринулся на кухню. Я сейчас, я мигом сделаю.
- Можно, я с вами, - неожиданно сказала Саша. – Спать еще рано, а я тоже соскучилась.
- Конечно можно, - согласилась Вера. – Так только веселее.
- Давайте я тогда вещи возьму и тут переночую, - не выдержал я. – Какой смысл ходить туда-сюда.
- Ну, вы со Светиком тоже можете не скучать, – улыбнулась Вера, - только сильно не шалите.
- Я фильм хочу ещё раз пересмотреть, - сказала Света, - Он мне очень понравился, а с Яриком мы и сами разберемся, не переживайте.
После короткого чаепития, ребята ушли, а мы снова улеглись смотреть «Матрицу», так как других кассет попросту не имелось. Света легла рядом, и мы стали не спеша наслаждаться фильмом, иногда останавливая на стоп-кадре и обсуждая ту или иную сцену. Свете не верилось в возможности компьютерной графики, и она поражалась качеству съемки. Я убеждал, что в современном мире компьютеры способны и не на такие чудеса, но некоторые сцены все равно наверняка сняты вживую. За этим приятным времяпрепровождением мы не заметили, как уснули, даже не выключив видеомагнитофон.
Утром нас разбудили прибывшие первым автобусом Лена и Настя. Они тоже обрадовались новому техническому приобретению и даже успели посмотреть кусочек фильма за завтраком. Витька, Вера и Саша явились на кухню заспанными, но страшно довольными. За завтраком мы снова обсуждали фильм и наперебой советовали Насте и Лене срочно его посмотреть. Но, несмотря на уговоры, Лена строго указала на часы и заявила, что со всеми этими приключениями мы слишком долго бездельничали, а необходимость учиться никто не отменял. Племя со вздохом собрало вещи и отправилось на пары, снова соблюдая режим «конспирации»
С этого дня начались две недели абсолютно счастливых дней. Такого ясного и спокойного счастья ещё не было в моей жизни. Радовало буквально всё, даже сложные задачи по химии и математике теперь казались не более чем интересным квестом в компьютерной игре, за прохождение которого ждет неминуемая награда. Вечера мы проводили теперь за просмотром и обсуждением фильмов, кроме того, Витька сделал доклад о зарубежной рок-музыке, и мы с удовольствием целый вечер слушали шедевры из его коллекции. Один из вечеров я посвятил «Фаусту», который произвел на меня неизгладимое впечатление. Я зачитывал соплеменникам различные интересные фрагменты, и меня слушали с большим вниманием. Вере особенно понравилась сцена шабаша ведьм, и она в восхищении заявила, что Гёте - великий поэт.
На выходные никто из нас домой не поехал, и мы дружно отправились погулять в райцентр. Несмотря на плохую погоду, все были в приподнятом настроении. Мы гуляли по мелким магазинчикам, сходили посмотреть кино в совершенно пустом кинотеатре. Там шла какая-то мелодрама, название которой совершенно не запомнилось, и мы её толком не смотрели. Мы просто целовались в темноте, смеялись и радовались непонятно чему. Вообще объятия и долгие поцелуи стали за эти недели совершенной нормой, такой, как в обычном обществе рукопожатия. Мы всё меньше стеснялись друг друга, и первые две недели вообще не было одиноких ночей. Даже если я не занимался сексом, засыпать, обнимая прекрасную девушку, шептать перед сном ласковые слова, просто чувствовать запах волос и приятное щекотание на груди – всё это было абсолютно прекрасно.
Но как всегда бывает в жизни, счастье не может продолжаться вечно, и спустя две недели, вместе с холодами и первым снегом, на нас внезапно обрушилась главная проблема любого первокурсника – грядущая зимняя сессия.



Глава тридцать вторая.
Зима близко

Проблемы у нашего племени начались с резкого похолодания в середине декабря. Не то, чтобы до этого было сильно тепло, но резкие минус тридцать с сильным ночным снегопадом оказались серьёзным испытанием. Выяснилось, что в нашем флигеле недостаточно утеплены окна, а батареи в такой мороз почти не спасают. Дело в том, что в бывшей бане, где жили мы с Витькой, не было самостоятельного отопления. Из дома девочек к задней стене флигеля шло две отопительные трубы, утепленные стекловатой и обмотанные толью. Они вели к тому же старенькому котлу, который отапливал дом. В обычное время мощности котла вполне хватало, но при сильном морозе вода доходила до батареи во флигеле еле теплой, и внутри было очень холодно. Я помню, что первую ночь, когда случилась непогода и похолодание, мы с Витькой, стуча зубами, переползли к девочкам около четырех часов утра и там с трудом отогрелись горячим чаем и нежными объятиями Веры и Светы (остальные просыпаться не пожелали). У девочек тоже было не жарко, в основном, из-за старых оконных рам, из которых нещадно дуло, а также плохо утепленных полов и дверей. Кое-как дожив до утра, мы с Витькой и Верой забили на пары и принялись срочно утеплять всё, что можно. После короткого совещания было решено пожертвовать флигелем, так как там всё равно было бесполезно пытаться создать комфортную температуру при текущей уличной ситуации.
- Перебирайтесь уже к нам, стеснятся нечего, здесь все свои, - уверенно заявила Вера.
- А тётя Галя? - Осторожно спросил я. - Она же наверняка заметит, что мы у вас живём.
- А вот я сейчас как раз собиралась в обед пойти с ней договариваться, - ответила Вера. – Скажу, что мы не за то ей платим, чтобы с холоду околеть. Если что, вы будете в маленькой комнате ночевать, отдельно от нас, это временная мера, девочки не против, и вообще. Хотя, на полу сейчас не поспишь, вдвоём на кровати трахаться ещё можно, а вот спать постоянно не слишком удобно. Особенно с тобой, Ярик, а то ты вечно как раскинешься, так хоть с кровати падай. Так что, ребята, думайте, как хотя бы одну из ваших кроватей к нам перетащить
- Раз пойдёшь к ней, заодно тряпок попроси каких-нибудь или поролон там, щели надо чем-то конопатить - вмешался Витька. - И спроси, если мы электрообогреватель¬ раздобудем, его можно будет включить? У меня дома, кажись, был лишний, но он тяжёлый, чтобы его просто так тащить. А насчет кроватей - Ярикину мы перенесём, она разбирается, а вот моя теперь всё, вытащить её большая проблема.
- Одной кровати хватит, - уверенно заявила Вера. – Если две вместе сдвинуть, втроем можно нормально спать, так даже теплее.
- Так может вообще тогда не тащить, - воскликнул Витька, - посдвигаем те, что есть, да и будем спать по трое?
- В принципе можно, - согласился я. – стол в угол сдвинуть, собрать в одном месте три кровати, а в маленькой комнате две. Там, где три кровати - четверо лягут, а где две - трое.
- Ладно, лентяи, не тащите ничего, - отмахнулась Вера. – Главное всё законопатить хорошо.
- Этого не хватит – уверенно заявил Витька, – надо снаружи стекла целлофаном оббить, а то при таком ветре в стёкла всё наше утепление до жопы.
- И где мы столько целлофана, а вернее полиэтилена, возьмём? А еще нам гвоздики и рейки понадобятся, – поинтересовался я. – Мысль здравая, но денег нет.
- Я знаю, где Ленка общак хранит, - сказала Вера. – Но без надобности лезть не хочу, лучше попытаться с тёти Гали выбить. В конце концов, это в её хате такой дубарь, может мы ещё и ремонт должны за свой счёт сделать?
- Удачи, - сказал Витька, возвращаясь к работе.
Вроде бы недавно вставленные стекла были закреплены в рамах абы как, кое-где прямо с щелями на улицу, из-за чуть меньшего размера стекла. Нам пришлось изрядно повозиться, чтобы всё заделать, но всё равно нужно было утеплять снаружи, так как толщины «стеклопакета» явно не хватало. Вернулась Вера, принесла пару досок и молоток, сообщив, что гвозди и полиэтилен мы должны купить сами, и если принесем чеки, то хозяйка милостиво уменьшит нам квартплату на следующий месяц на размер наших затрат.
- Ну, хоть так, - отозвался Витька. – Давай, где там эта заначка, пойдем в строительный магазин.
В конце концов, удалось завершить утепление нашего бунгало к возвращению остальных девочек. Нам очень пригодились навыки Витьки, который гораздо более умело, чем я, обращался с инструментами. Одно удовольствие было смотреть, как он без топора колол доски на тонкие рейки при помощи ножа и молотка. Я на его фоне выглядел полным рукожопом, даже умудрился, приколачивая плёнку, промахнуться и разбить одно из стёкол в форточке. После этого всю работу молотком взял на себя Витька, а мы с Верой только натягивали и удерживали полиэтилен. К моему удивлению, когда работа была закончена, у нас остался еще внушительный рулон неизрасходованной пленки и около килограмма гвоздей.
- Я с большим запасом брал, - пояснил Витька. – Все равно тётя Галя оплачивает, так пусть у нас останется, приспособим куда-нибудь.
- Молодец, - сказала Вера и чмокнула Витьку в щеку. – Настоящий хозяйственный мужик, всё в дом тащит, любыми способами.
Мы перетащили из флигеля матрасы, подушки, одеяла, застели сдвинутые кровати, и домик приобрёл тёплый и уютный вид. Когда остальные девочки вернулись, они были очень удивлены перестановками, но обрадовались долгожданному теплу.
- В универе форменный пиздец твориться, - выдохнула Света, грея руки о чашку с чаем. – В аудиториях такой дубарь, что ручки перестают писать, и пар изо рта идет.
- Мы просили препода хоть с лекции нас отпустить, - присоединилась Саша, – в маленьких аудиториях ещё ничего, а в большой лекционке ветер аж свистит, такие щели в окнах. А препод такой, крыса очкастая, говорит: «Лекция состоится, наденьте перчатки и пишите карандашом. Наука требует жертв!
- Ну, дай я тебя согрею, несчастная жертва науки, - сказала Вера, набрасывая Саше на плечи одеяло. – Всё хорошо, теперь ты дома, сейчас чайку попьёшь, и ляжем в постельку кино смотреть.
- Никакого кино, - отрезала Лена. – Всем заниматься надо. Вы тут расслабились, первокурсники, а про пропуски забыли? Без отработок по практике не то, что до экзаменов, даже до зачётов многие преподы не допускают.
- Да, я уже пойду завтра после занятий, мне историю надо отрабатывать и английский, – подтвердила Настя. – У нас историк сразу сказал, что без хотя бы тройки по каждой теме, допуска к экзамену не будет. Отработке не подлежат только пропуски по болезни или по дежурству в общаге.
- Членам ДНД ещё пропуски прощают, после ночных дежурств, - уточнила Лена. – Но тут у нас в полициях никто не состоит, все здоровы, и в общаге никто не живёт, так что отрабатывать придётся.
- Я думал только лабораторные надо отрабатывать по химии и физике, ну, там коллоквиумы по анатомии, но чтобы вот так, - удивился я.
- Вам говорили наверняка, на парах, просто в начале никто не слушает, - уверенно заявила Лена. – Времени мало осталось, завтра на переменах узнайте у кого, что не отработано и вперёд, до зачётной недели нужно успеть!
- Мне можно не париться, - отмахнулся Витька, - Мне за курятник проректор всю сессию поставит. Тем более что у меня пропусков больше, чем у вас, я в некоторые дни вместо пар у него батрачил.
- Слушай, а может, ты и за меня словечко замолвишь, - оживилась Вера. – Ярик-то и так сдаст, а у меня наверняка сложности будут.
- Не знаю, - пожал плечами Витька. – Там тоже терпение не безграничное, я, вон, нас уже тогда от покраски с лесоповалом отмазал, так что наглеть не стоит.
- Ты же сама говорила, что учёба важна, - обратилась Лена к Вере. – Что для блага племени всё пригодится. Вот и давай, попробуй всё сама сдать. Сейчас откроешь расписание и прикинешь, по каким дням пропускала, сразу станет видно какие предметы самые проблемные, к кому надо завтра подойти и что подтянуть. Многие первокурсники именно на пропусках и горят. Пока всё отработают и получат доступ к экзамену – время на пересдачу упущено, если сам экзамен с первого раза не сдал – всё, привет, пиши - пропало.
- Как-то жёстко, - вмешался я. – В школе проще было, не пришел, ну «н» поставили, и всех делов, главное экзамен сдать в конце года. Ну, максимум, могут контрольную переписать заставить, если пропуск в конце четверти, и всё.
- Добро пожаловать в реальный мир, Нео, - ехидно сказала Вера. – Ладно, не боись, прорвёмся, главное, вместе держаться.
- А правда говорят, что многие преподы используют пропуски как кормушку? – робко спросила Настя. – У нас девочки в группе говорили, что которые экзамены не принимают, специально на отработках валят, а как припрёт, деньгу собирают за каждый пропуск.
- Бывает такое, - кивнула Лена.- Я лично не сталкивалась, но у меня одногруппники покупали пропуски по химии и математике, цены разные, от ситуации и от препода зависит. Один у нас даже за мешок картошки договорился и допуск по химии получил. На счёт того, что валят специально, я сомневаюсь, у нас с пропусками такие раздолбаи ходили, что сами ничего не учили толком, так что их и валить не надо. Я сама раньше пару раз только пропуски отрабатывала, по политологии и по той же истории. Ничего, пришёл, тему ответил хоть на три и иди дальше. Преподу тоже не охота после пар до ночи засиживаться.
- Ну, по сути, Витёк этим и занимается, - задумчиво проговорила Саша. – Отрабатывает пропуски другим путем, причём заранее.
- Вам не кажется, что это как-то неправильно, - произнес я мысль, которая уже давно крутилась у меня в голове. – Ладно, ветеринары, а если хирург так получит диплом, за то, что дачу кому-то строил, а потом людей оперировать пойдет? Может, проще тогда на стройку пойти, на диплом заработать, да и сразу в ветклинику, зачем в универе время терять?
- Ну, я так-то не все пары прогуливаю и не всё время строю, - обиделся Витька. – Просто жизнь - такая штука, есть непрямые пути, надо договариваться, обходить, выкручиваться. Ты же не против был, когда я тебя лесоповала отмазал, а ведь это то же самое. Если всё по правилам делать, много хорошего можно упустить.
- Многие студентки и диплом получают, и бмв новое, только за то, что хуй хорошо умеют сосать, - хлопнула по столу Вера. – И я бы могла пойти таким путём, и уже сейчас жизнь была бы упакована под полный фарш. Но нахер. Ярик прав, это неправильно. И Лена права, нужно учиться.
Витька удивленно уставился на Веру, которая несколько минут назад собиралась задействовать его связи для закрытия пропусков, а теперь резко изменила мнение. Между тем, Вера привычно оседлала стул и, посмотрев Витьке прямо в глаза, продолжила:
- Но пока мы ещё не построили прекрасный мир будущего для наших детей, придётся, блядь, копаться в настоящем. Мы тут как партизаны в тылу врага, и надо использовать любые возможности для выживания и победы. Молодец, Витька, ты хорош в умении договариваться и обустраиваться, нам пока без этого никуда. Но в будущем, я хочу, чтобы было правильно и справедливо. Нет нужды выворачиваться от дурацких правил, если правила нормальные. Никто ведь не хочет переходить дорогу на красный свет, лишь бы правила нарушить. Баланс хорош во всём!
- Тебе надо было на журналиста поступать или на политика какого-нибудь, не знаю, где на них учат, - хлопая в ладоши, сказала Лена.- Однако хватит болтовню разводить, может, уже к занятиям приступим?
Все согласились и после короткого ужина отправились в комнату, которая теперь представляла собой огромную спальню. За окном опять повалил снег, сводя на нет наши дневные усилия по расчистке территории. Лена зажгла настольную лампу, и в комнате стало особенно уютно. Все расположились на кроватях, завернувшись в пледы и одеяла.
- Давайте начнем с истории, - предложила Настя, – нам всем, кроме Лены, её сдавать, и у всех по ней пропуски имеются. Пусть кто-нибудь читает учебник вслух, а потом будем обсуждать.
- Обсуждайте уже сразу предметно, по экзаменационным вопросам, – вмешалась Лена, – вот, у меня есть, с прошлого года остались. Курс у всех один и тот же, не думаю, что за год история сильно изменилась.
- А мы тебе не помешаем, - осторожно спросила Саша. – Если вслух будем читать?
- Я у Витька плеер взяла, уши заткну музыкой и буду со своим возится, тут в уголочке, так что сильно не помешаете.
Я сел спиной к столу, под лампу, и принялся читать вслух. Остальные внимательно слушали, а примерно через полчаса началось активное обсуждение. Особенно противоречивой фигурой стал князь Владимир, вызвавший бурное негодование у Веры:
- Нахрена он это православие принял? – возмущалась она. – Ну отменяешь религию – отмени насовсем, зачем было шило на мыло менять?
- Наверное, людям нужно во что-то верить, - робко сказала Настя. – В те времена религия была способом преодолеть страх перед окружающим миром. Помолился, и легче стало, не так страшно.
- Да нихрена, подобного, - продолжала бушевать Вера. – Религия только еще больше пугает. То не делай - в ад попадешь, это не делай - в ад попадешь, головой не думай - в ад попадешь, тьфу!
- Но он таким образом пытался сплотить народ, - не сдавалась Настя. – Если единая религия и все верят в единого бога, меньше конфликтов между всякими жрецами и храмами.
- Если хочешь сплотить народ и избежать междоусобиц, не надо трахать всё, что движется. А этот Вовочка настрогал детей кучу, вот и началась чехарда с дележом и престолонаследием, - возмущалась Вера. – Короче, он был эпический мудак на самом деле, а теперь вот ничего, святой!
- Давайте не будем ссориться и перейдем к следующему вопросу, - строго сказал я, хлопнув ладонью по столу.- У нас еще дофига чего нужно обсудить.
Мы продолжили занятия. Девочки слушали с интересом, Витька чаще зевал, но сумел не задремать и тоже по мере сил включался в обсуждение. Пару раз мы делали перерывы на чай, но вылезать из уютных одеял не хотелось, и мы по жребию отправляли на кухню гонца, который доставлял горячий напиток всем остальным. Около одиннадцати Витька вышел во двор в туалет и сообщил, что снегопад кончился, снега уже хорошо выше колена и неплохо бы выйти почистить, а то утром перед парами некогда будет.
- А давайте пойдём все вместе и ещё в снежки поиграем, - весело предложила Вера, – надо размяться перед сном, а то замотались тут как старики.
Мы вышли во двор и устроили грандиозную снежную баталию. Холод почти не чувствовался, было весело и хорошо. Густой и пушистый снег блестел в лунном свете, девочки смеялись, толкали друг друга в сугробы и норовили накормить нас снегом. В процессе этого веселья нам с Витькой с трудом удалось расчистить тропинки к туалету и к калитке, а на уборку остального снега мы благополучно забили и тоже ринулись в общую баталию.
Примерно через полчаса, замерзшие, но довольные, мы вернулись в комнату и завалились спать. Я получил место на сдвоенной кровати, между Светой и Настей, а Витька с остальными устроился на строенной. Девочки прижались ко мне с двух сторон, и я не сразу сумел заснуть, зато сны снились на редкость приятные.
Утром мы дружно проспали и дружно отправились на пары, толком не позавтракав. В самом университете как будто сам воздух изменился, вместо обычного размеренного течения он сгустился, как плотный снег, и им стало трудно дышать. Все однокурсники были суетливые и нервные, все что-то срочно сдавали и куда-то спешили. Я нырнул в общую бодрую суету и даже сумел за время большой перемены сдать отработки по истории, а после третьей пары успешно закрыл вопрос латинского и биологии. И тут неожиданно всплыла проблема зачета по физкультуре. Оказывается, кроме сдачи зачетных нормативов, здесь тоже нужно было отрабатывать пропуски. Когда я спросил, в чём это выражается, препод ответил, что нужно сдать те же нормативы, какие были на парах. То есть, по факту, если были пропуски, то нужно было сдавать те же зачетные нормативы по три-четыре раза подряд, для получения зачета. И если прыжки в длину были вполне терпимой задачей, то подтягивание и отжимание в тройном размере оказались для меня непосильной задачей. Вопрос решился через блок сигарет и бутылку коньяка, спасибо старосте, который подсказал «таксу». Проблема была только в отсутствии денег, пришлось разыскивать Лену, у которой, по-прежнему, хранились наши финансы, несколько истощившиеся после ремонта квартиры. К моему удивлению, Лена без проблем выделила нужную сумму, и я таким коррупционным методом получил первый в своей жизни зачёт.
Беготня туда-сюда отняла много времени, и я вернулся на квартиру последним. Вся команда уже была в сборе и сидела на кухне, окружив рыдающую Веру.
- Что случилось? – встревоженно спросил я.
- Вера сорвалась, - коротко шепнул Витька.
В этот момент Вера подняла на меня заплаканные глаза и резко произнесла:
- Я эту суку убью! Возьму нож, вгоню ей в пизду, вскрою как селедку до самого горла и кишки на шее в бантик завяжу.
По бешеному огню, который горел в её глазах, было понятно, что угроза вполне серьёзна.
Я осторожно опустился на стул и произнес:
- Расскажите ещё раз по порядку, что у нас случилось?



анекдоты про Мужа и жену:

- Петрович , а кто ваша жена по знаку зодиака ?
- Главная дорога …



Начался матч Россия — Уругвай. Давайте дружно болеть!

Россия и Уругвай поборются за первое место в группе А на чемпионате мира по футболу 25 июня. Обе команды уже победили Саудовскую Аравию и Египет, поэтому на стадионе в Самаре состоится действительно жесткая борьба за пальму первенства в групповом этапе ЧМ-2018.

В 17:00 в зоне болельщиков FIFA на площади Минина и Пожарского начнется прямая трансляция матча Россия — Уругвай. Кроме нижегородцев и гостей города, поддерживать российскую сборную здесь группа «Земляне».

Зрителям настоятельно советуют приходить на Фестиваль болельщиков в Нижнем Новгороде заранее, потому что места на площадке для всех желающих может не хватить.

via

ЗЫ: даже мне, далекому от футбола, волнительно - уж очень много неожиданностей на этом Чемпионате случилось!



В центральный суд Сочи пришел иск в таком конверте

1 пикча из сети



Велоцараптор

via twitter



Кипящий битум вылили с крыши на подростка в подмосковной Балашихе

Эта история произошла в микрорайоне Железнодорожный. 15-летний Артем пришёл к дому своей девушки, что стоит по соседству, перед самым подъездом присел на скамейку, чтобы ответить на сообщение.

Наклонился над экраном телефона и только это спасло голову и лицо. Раскалённый битум накрыл спину, предплечья... Артем побежал к себе и буквально вполз в квартиру, мать не узнала ребёнка, сын без остановки кричал от боли. Женщина вызвала скорую, набрала холодную ванную, попытались хоть как-то снять боль.

Выглянув в окно, она увидела, что с крыши соседнего дома, быстро собирая инструмент, валят два кровельщика. Их не нашли. Инженер, отвечавший за работы, не смог назвать полицейским имена сотрудников, выливших битум на подростка. Не удивимся, если имён этих людей вообще никто не знает.
via

Артем



анекдоты про Политиков:

Не в деньгах счастье, но если другого нет - берите деньгами.



Таксист насмерть сбил байкера в Москве

Москва, Симоновский вал



via



В Уфе судья обсыпала зал судебного заседания солью

Инцидент произошел сегодня, 25 июня 2018 года, в Ленинском районном суде: судья обсыпала зал судебного кабинета дорожками соли, очертив соляным кольцом свой стол.

Общественные деятели подали новый иск в связи с нарушением прав уфимцев на чистую питьевую воду. Истцы требуют отменить положительные заключения госэкспертизы проектной документации завода «Кроношпан» и результатов инженерных изысканий.

Когда истцы прошли в зал судебного заседания, они увидели, что по всему полу рассыпана соль. Соляной дорожкой обведен и стол судьи. Судья Наиля Идиатова объяснить необходимость соляных дорожек отказалась и все вопросы игнорировала.



- Иди надуй мяч!, вроде бы это сказал Артём боковому арбитру, нет?

Под катом gif
Размер файла: 9.38 Мб

via kinson



В Детройте полиция нашла пропавшего в лесу ребёнка по следам лап не отходящей от него собаки

В прошедшую среду рано утром 2-летний Принстон Пик находился в доме в штате Мичиган со своим папой Домиником и псом по кличке Аполло. В какой-то момент папа мальчика отвлекся и ребенок с собакой вышли во двор, а потом пропали.

Дом семьи стоял возле леса и когда отец ребенка спохватился, он начал искать сына везде вокруг дома. После пары часов поисков он так и не смог найти Принстона и в панике позвонил в полицию. Полицейские начали осматривать ближайшие болота, заросли и заливные луга.



У главы ОЭБиПК отняли все за подаренный девушке-адвокату Mercedes

В Башкортостане суд обратил в доход государства имущество бывшего начальника одного из отделов УЭБиПК МВД по РБ Игоря Воробьева. Этот полицейский прославился после появления в интернете видеоролика о том, как он дарит девушке-адвокату Mercedes за 2,6 млн руб.

В конце 2017 года из-за скандального видео республиканская прокуратура провела проверку расходов сотрудника антикоррупционного управления. Выяснилось, что в 2013–2017 годах Воробьев приобрел двухэтажный коттедж с бассейном и СПА-комплексом площадью 336 кв. м в сосновом бору в пригороде Уфы, апартаменты, нежилое помещение под офис и люксовые автомобили: два Range Rover Evoque и Mercedes-Benz GLA 250 4 MATIC.

На покупку имущества было потрачено более 24,7 млн руб., а его рыночная стоимость составляла свыше 42 млн руб. Для того чтобы не декларировать «лишнюю» собственность и расходы, полицейский, официально зарабатывавший около 1 млн руб. в год, оформил часть недвижимости на родственников. Они были привлечены к судебному разбирательству в качестве ответчиков и третьих лиц по иску прокуратуры. В порядке обеспечения на вышеперечисленное имущество был наложен арест.

Орджоникидзевский районный суд Уфы вынес решение об обращении в доход государства всех объектов недвижимости, одного Range Rover Evoque (вторую машину суд оставил бывшей супруге экс-полицейского, доказавшей ее легальное приобретение) и стоимости уже проданного на момент судебного разбирательства Mercedes, оцененного с учетом амортизации в 1,7 млн руб.

Сразу после прокурорской проверки Воробьев был уволен из органов внутренних дел по дискредитирующим мотивам. Одновременно он стал фигурантом уголовного дела о причинении телесных повреждений жителю Стерлитамака при исполнении должностных полномочий, которое сейчас передано в суд. Сам экс-полицейский содержится под стражей.

источник



Прикольные фото без комментариев

Прекрасные фото, которые не нуждаются в каких-либо комментариях, так как все здесь предельно понятно и потому совершенно не требует пояснений.

24 фото отсюда



А сколько раз ты подтянешься?



Специфический юмор

Ни черный, ни белый, в общем сами разбирайтесь.
Будет 50 полотен.



Нестандартный юмор

38 фото via



Перлы

Летом работать не просто. На воле много заманух и отвлекающих мероприятий. Давайте продержимся до пятницы и подзарядимся народным юмором ...

45 фото via




Разруха не в клозетах, а в головах

Вот таких долбоёбов можно встретить на улицах наших городов.
При этом они не стесняются носить одежду с символикой страны.



Шел бы пешочком - был бы цел

Хакасия
Восьмиклассник с тяжелыми травмами головы в больнице.





С уважением, Алексей Колесников.

Гостевая книга
Вернуться к началу страницы

Все права защищены © Алексей Колесников
Rambler's Top100

Друзья сайта: raspberry pi сайт, raspberry pi купить, orange pi сайт, orange pi купить, Ксения Блаженная Петербургская